Мне тогда казалось, что ты безумно жестокий человек. Я не понимала, как можно не брать трубку, не отвечать на сообщения, не приходить, когда знаешь, что тебя ждут. Я не могла уложить в своей голове, как вообще человек может быть настолько равнодушным, чтобы зная о чувствах другого делать то, что его ранит. Я не знала, за что люблю тебя. Так и жила с этим вопросом. Долго жила. А потом в один миг прозрела. Когда осознала и увидела мир твоими глазами. Теперь я тоже умею не брать трубки, не отвечать на сообщения и избегать встреч. Просто нелюбимые люди все одинаковы. Это жестоко, но почему-то многих привлекают холодные сердца. И чем толще лед, тем сильнее они стремятся его разбить. Чем ты пытаешься дальше отойти, тем быстрее за тобой бегут. А ты всего лишь зритель на этих состязаниях. И тебя не интересует ни процесс, ни игроки, ни результат. Ты просто смотришь. А им кажется, что ты наслаждаешься и выбираешь достойнейшего. Но тебе все равно. Ты-то знаешь, что, как только игра будет окончена, ты уйдешь. Одна. И не важно, что будет потом. Тебе никто не нужен. И сколько бы надрывных звонков не издавал твой телефон, сколько бы трогательных, пронзительных и глубоких признаний ты не получила, они тебе безразличны. Ни одна струна не дрогнет внутри. Нечего ответить и нечего дать. И у тебя не болит душа за свое молчание, потому что ты ничего не обещала. А чужие иллюзии не твоя забота. И я поняла простейшую вещь: мы с тобой одинаковые. Мы одинаково холодны к тем, кто нам не нужен. Вот только одна беда: я для тебя была такой же чужой, как для меня чужды все вокруг. А для меня нет никого роднее, чем ты.

01:33  •  08.01.18